March 29th, 2011

Листая старые архивы: "социализм" и капитализм


Предупреждаю сразу: текст ОЧЕНЬ длинный! читать только тем любителям новейшей истории, кто умеет и любит ДУМАТЬ!

++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++
Содержание (для интересующихся)

Миф о либеральных российских реформах; августовский кризис как следствие отсутствия капитализма
Мировой рекордсмен по госрасходам
Центробанк РФ как главный олигарх
Социалисты с Запада
Миф об американской Великой депрессии: в кризисе виноваты чиновники, а не рынок
Великие лжепророки
Голос разума и объективной науки
Что нам с этого

Приложение:
ЯПОНИЯ и БЕЛАРУСЬ: КРИЗИС КОРПОРАТИВНОГО СОЦИАЛИЗМА
(Миф об эффективности государственного планирования)
Точка роста и форма отката
Долги как грозовые тучи
"Чудо" распухло и начало болеть
++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++
ОПАСНЫЕ ЭКОНОМИЧЕСКИЕ МИФЫ

Нашел еще одно название кейнсианцев - интервенционисты.

Капитализм – любимая тема для мифологизаторов, шаманов и советских политработников. Псевдонаучные критики типа Маркса и Кейнса, возведенные в ранг знатоков капиталистической системы, забыли предмет изучения экономики – человека. Он им просто мешал в построении идеальных моделей, для оптимального распределения денег и ресурсов, для идеальной конкуренции и информации. Кривые IS-LM так исказили мышление экономистов многих поколений, что простой человек с его слабостями, иерархией ценностей и приоритетами не вписывается в сложные математические формулы, функции и модели, где почти все делается «при прочих равных».

Слишком много богатства – капитализм виноват, потому что не у всех одновременно. Причиной бедности является опять-таки капитализм. Сильная валюта – плохо, слабая валюта – опасно. Мало иностранных инвестиций – плохо. Много иностранных инвестиций – опасно. Зарабатывать деньги – надо, но аморально, если много и не для всех сразу. Не получать большую прибыль – вроде бы хорошо, но накладно для бюджета. Хозяин – это хорошо, но одновременно и плохо, если он не подчиняется социальным законам общества. Попробуй разберись в этой путанице.

Развал социализма не для всех был счастливым событием. Многие экономические «модельеры» почувствовали, что почва уходит у них из-под ног. Надо было срочно переписывать economics, отказываться от очевидных мифов и отдавать должное научным, объективным фактам. Далеко не каждому удалось избавиться от багажа выученных наизусть трудов Маркса и прочих интервенционистов. Нести тяжело и бросить жалко. Выбор убежденных сторонников политэкономии социализма был прост: слегка припудрить неоклассическим наследием, добавить институциональной риторики и дирижизма из экономики развития – и готова новая национальная теоретическая модель. «Третий путь» – это самое мягкое из предлагаемых названий. Капитализм по-прежнему плохой. Социализм – уже плохой, а вот середина при помощи тех же чиновников, наученных работать в институциональных рамках Госплана и Политбюро, должна быть почему-то хорошей, то есть эффективной и социально ориентированной.

О провалах рынка знает каждый студент экономических вузов. О нелепостях и вреде административного управления знают немногие. В системе, когда государство заказывает экономическую музыку и платит за нее, иного ожидать не приходится. «Камень» в огород капитализма принимает форму Великой депрессии, монополий, экологических катастроф, бизнес-циклов. Панацеей от всех этих бед, якобы, является государственное вмешательство в экономику. В качестве подтверждения своей позиции интервенционисты приводят пример азиатского финансового кризиса, нефтяной шокотерапии 70-х и конца 90-х, российского августовского кризиса 1998 года, беды со сбытом сельскохозяйственной продукции в странах Центральной Европы и высокую безработицу. Для политиков и академиков очень выгодно иметь сливной бачок под названием «капитализм», куда можно сбрасывать отработанные модели и теории, списывая за одно свои ошибки на счет «объективных факторов и врожденной природы общества». Для Беларуси очень важно внимательно изучить причинно-следственные связи экономических кризисов с одной стороны, равно как и природу быстрого превращения многих бедных стран в богатые. Чрезвычайно важно понять, почему в США бедный индус, белорус или поляк без связей в администрации президента в течение одного поколения может стать миллионером, а у нас или в Европе – не может. Наконец, надо внимательно изучить, сколько стоит чиновничья корректировка рыночных провалов, перестать рассуждать о несовершенной природе человека и делать программы под то, что есть, а не под то, что могло и должно бы быть.
Collapse )